Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Последний танец Анны Юдиной

Оригинал взят у wapkin в Последний танец Анны Юдиной
Её искали долго, правоохранители, волонтеры, друзья и родственники, наконец нашли... то, что от неё осталось. Юной танцовщице, подрабатывающей в ночном клубе, и мечтающей о большой сцене шёл 22 год...

Оперативники Следственного управления СК по Республике Татарстан завершили поиск тела танцовщицы местного ночного клуба «Легенда», 21-летней Анны Юдиной. Останки были найдены в канализационном коллекторе казанского поселка Дербышки.

По данным Следственного управления, утром 4 ноября 21-летняя Анна Юдина вышла из ночного клуба "Легенда", где работала танцовщицей, и села в такси. Девушка подъехала к дому на ул. Аделя Кутуя, после чего исчезла. Поиски, организованные близкими и друзьями Анны, были безрезультатны. По факту исчезновения девушки было возбуждено уголовное дело об убийстве.

Официальное сообщение звучит так: ""В канализационном коллекторе казанского поселка Дербышки были найдены останки человека. Геномная экспертиза подтвердила, что они принадлежат Анне Юдиной", — сказала помощник руководителя следственного управления СК по Республике Татарстан Эльвира Газизова."

Collapse )


Конец черной банкирши

NovayaGazeta.ru


27-10-2011 16:40:00

Конец черной банкирши

Как криминальный репортер «Новой» Сергей Канев помог поймать опасного преступника

Угрозы адвокату Королева. Осторожно, нецензурная лексика

Угрозы журналисту «Новой» Сергею Каневу. Осторожно, нецензурная лексика

21 октября, в 3.15 часа ночи, сотрудники полиции города Дзержинска Нижегородской области случайно задержали находящуюся в розыске за организацию убийства известного столичного строителя Геннадия Дьячкова — Галину Путилину (она же Хоффман, Петрова, Назарова, Худзинская), лжебанкиршу, наводчицу и мошенницу с двадцатипятилетним стажем. Не исключено, что если она начнет давать правдивые показания, на скамье подсудимых окажутся ее сообщники из ФСБ, МВД и прокуратуры.

Звонок

Три года я шел по ее кровавому (и это не художественное преувеличение) следу: пришлось съездить в 6 командировок, встретиться с десятками людей и даже сыграть роли столичного оперативника и уголовного авторитета из Питера (хорошо, мои родители этого не видели). Но Путилиной-Хоффман в последний момент удавалось ускользнуть. Честно говоря, и теперь я тоже был почти уверен, что мошенница откупится и уйдет.

Последний раз эта дама позвонила мне глубокой ночью полтора месяца назад: «Ну, что журналистская тварь, ты еще жив? Тебе недолго осталось — лично размажу твои мозги по стенке…». (Запись этого разговора, а также звонка с угрозами адвокату — на сайте «Новой».)

Через знакомых оперативников пробил номер — сим-карта принадлежала уроженцу Твери Игорю Семину (у него на Казанском вокзале украли сотовый). А всего у меня набралась целая коллекция телефонных номеров мошенницы — 26 штук, и еще 34 номера высветились у потерпевших от ее художеств, которым она тоже названивала с угрозами.

21 октября в 6.30 утра раздался звонок: «Ну, снова моя подруга», — подумал я. Но оказалось, позвонил Коля Королев из Нижнего Новгорода:

— Серега! Я звоню с чужого телефона. Путилину задержали и доставили в 1-й отдел города Дзержинска. Двое ее подельников убежали, а ее взяли. Срочно что-то сделай, не дай ей уйти!

В 2007 году мошенница «приватизировала» у Николая московскую квартиру и выписала его в сарай под Калугой, потратив на аферу всего 2 тыс. долларов. Когда хозяин на перекладных вернулся в столицу, его жестоко избили и продали за 300 долларов в рабство на стройку. К счастью, у одного из гастарбайтеров оказался сотовый, и Николай смог дозвониться дальним родственникам. Родня спрятала его под Нижнем Новгородом и помогла отправить 26 жалоб в администрацию президента, Генпрокуратуру, Следственный комитет, МВД и ФСБ. Но из всех упомянутых ведомств пришли одинаковые ответы: «состава преступления не выявлено». Сейчас в королевской квартире прописана мать мошенницы — заслуженный учитель Украины Антонина Путилина.

— Серега! — продолжал кричать Николай. — Они меня убивать приехали, привезли в кафе и сказали: «Жри последний раз». А потом перепились и устроили драку с одним из посетителей. Сейчас она дрыхнет в полиции. Ведь уйдет же, и мне крышка…


Убийства, похищения, мошенничества

Впервые о Путилиной-Хоффман я услышал после громкого похищения и убийства племянницы командующего ВВ МВД генерала армии Николая Рогожкина — студентки МГУ Ольги Воронковой. В декабре 2008 года девушка пропала по дороге домой, и спустя двое суток ее тело с перерезанным горлом обнаружили в районе Сергиева Посада.

Убийцами оказались сын Путилиной — 17-летний Денис Стрейн и его знакомый Реваз Чочия (решили похитить студентку и потребовать у ее родителей выкуп — 600 тысяч долларов). Они заранее сняли квартиру в Александрове и закупили продукты, но что-то не сложилось. Тогда Стрейн хладнокровно перерезал Ольге горло, забрал норковую шубу, а тело выбросил в карьер.

Стрейн явился в милицию с повинной, а Чочию выдали оперативникам известный певец и вор в законе (оба осведомители МВД). Сразу после ареста в прокуратуру Сергиева Посада примчалась мать Стрейна — Путилина-Хоффман и представилась «кошельком» одного известного чиновника со Старой площади. При ней находилась большая сумка, битком набитая долларами, и в разговоре она бравировала фамилиями высокопоставленных чинов из Генпрокуратуры и ФСБ. Но «уладить вопрос» не получилось: в дело вмешался генерал Рогожкин, а я быстро передал информацию на новостную ленту. В результате Стрейн получил 22 года тюрьмы, а Чочия — 15. К сожалению, заказчика и организатора похищения студентки следствие не установило.

После убийства Воронковой я всерьез заинтересовался мамашей Стрейна и позвонил ей на сотовый. В ответ посыпались угрозы, при этом она предложила встретиться в кабинете заместителя генпрокурора Гриня (аудиозапись — на сайте «Новой»).

А вскоре на меня вышли друзья убитого в Химках известного строителя Геннадия Дьячкова. Останки их товарища обнаружили в районе Ленинградского шоссе;  по заключению судмедэкспертов, его сначала сильно избили, а затем задушили.

Незадолго до убийства бизнесмен продал складские ангары в районе Зеленограда за 15 млн долларов. Проводить сделку помогала некая Елена Николаевна Назарова, представлявшаяся сотрудницей Центробанка, которую с бизнесменом познакомили сотрудники ГУ МВД по ЦФО (попутно в истории засветился и племянник замминистра МВД).

По горячим следам оперативники задержали банкиршу Назарову, бывшего милиционера Гурулева и еще двоих жителей столицы. Задержанные дали признательные показания: под предлогом обмыть сделку пригласили Дьячкова на квартиру в Химки, а затем мент Гурулев его задушил. При этом с банковских счетов коммерсанта исчезли 5 млн долларов (фамилии банковских клерков, «крутивших» деньги, известны).

А дальше начались чудеса: всех задержанных выпустили на свободу, и расследование уголовного дела приостановили со стандартной формулировкой за «розыском обвиняемых». По словам друзей погибшего, Назарова занесла в химкинскую прокуратуру 250 тысяч долларов (фамилии прокуроров имеются в редакции).

Так вот, во время разговора один из друзей Дьячкова, заметив на моем столе фото Путилиной-Хоффман, воскликнул: «Так это та самая банкирша Назарова!»

После первой статьи в «Новой» уголовное дело по убийству Дьячкова реанимировали и осудили убийцу: Гурулев пошел на сотрудничество со следствием и получил 8 лет тюрьмы. А вот Путилина-Хоффман и ее сообщники подались в бега.

При этом в редакцию позвонили десятки людей и сообщили дополнительные подробности из криминальной биографии преступницы.

Генерал Троекуров

В разные годы Путилина-Хоффман уже попадалась с поличным. Однако каждый раз ей на выручку приходили то сотрудники ГУ МВД по ЦФО, то МУРа или вдруг выяснялось, что она «осведомитель» ФСБ. В остальных случаях мошенница просто откупалась.

Так что в этом случае нужно было действовать быстро. Первым делом позвонил в Дзержинск дежурному по ОВД и, представившись генералом Троекуровым из секретариата Нургалиева, потребовал доложить подробности задержания Путилиной-Хоффман (фамилию генерала взял с потолка).

Вмиг проснувшийся дежурный доложил, что взяли ее после драки в кафе. При ней не оказалось никаких документов, а полицейским она представилась родственницей замруководителя администрации президента Александра Беглова.

— Когда она проснется, то мы ее сразу выпустим, товарищ генерал, — чеканил лейтенант.

— Значит так, любезный, — командовал «генерал Троекуров». — Когда она очухается, никуда ее не выпускать и не давать ей в руки никаких телефонов. За ней скоро приедет от меня опергруппа.

— Слушаюсь, товарищ генерал! Мы ее только немного помяли при задержании. Уж больно она крыла нас матом и угрожала всех посадить.
— Это ерунда. Главное, не сводите с нее глаз!

Затем я отправил информацию в Следственный комитет и дал сообщение на новостную ленту «Новой газеты».


Банкирша в розыске

Путилину-Хоффман могли взять еще год назад — прямо в День российской милиции. Тогда я случайно узнал номер ее телефона, и представившись подполковником Барановым из УВД ЮВАО, пригласил на неформальную встречу (аудиозапись имеется в редакции). К сожалению, дежурная часть УВД ЦАО на информацию не отреагировала, а знакомые оперативники отказались устраивать засаду у станции метро «Новокузнецкая»: «Серега, да черт с ней, дай праздник отметить!» Банкирша быстро вычислила нас с телеоператором и скрылась.
А еще годом ранее я принес материалы на милицейских покровителей Путилиной-Хоффман в УСБ ГУВД г. Москвы (тогда УСБ руководил большой друг бывшего начальника столичной милиции генерала Пронина — Озеров). Но молодая «особистка», которой поручили дело, спустя две недели заявила, что «информация не подтвердилась».

Тогда я поменял тактику, поскольку понимал, что Путилину нужно измотать не только финансово — постоянными взятками операм и прокурорам, а сделать так, чтобы от нее стала шарахаться ее «крыша» в силовых структурах.

Я еженедельно посылал запросы и названивал в МВД, СК и прокуратуру, а также передавал оперативникам ее телефонные номера. К работе подключились блогеры и читатели нашей газеты.

Общие усилия не пропали даром: периодически Путилину-Хоффман или ее покровителей вызывали для дачи показаний и неформальных бесед. А вскоре, судя по всему, у банкирши закончились деньги для взяток, и она перебралась в Нижегородскую область.

В распоряжении редакции имеется запись телефонного разговора, где Путилина жалуется, что «из-за этого падлы Канева менты и прокуроры вымогают у нее крупные суммы и требуют переоформить королевскую квартиру на них». Последний раз Путилину-Хоффман видели на центральном рынке Нижнего, где она продавала мобильник и свою последнюю норковую шубу. И вид, как рассказывали мне потом, у нее был пожухло-потрепанный — то есть на Старую площадь уже не зайдешь. Обидно, конечно, что разоряя «банкиршу», давал возможность зарабатывать взяточникам, но надеюсь, и до них дело дойдет.

Очевидно, последние деньги Путилина, находясь уже в розыске, потратила на новый паспорт. Нашлись добрые люди, которые помогли ей справить документы и поменять имя Галина — на Карину. При этом ее мать в телефонном разговоре хвасталась, что «дочка занесла кому надо 2 млн рублей, и ее сняли с розыска».

Не сняли. Сейчас мошенницу доставили в Химки и, по постановлению городского суда, арестовали на два месяца. То, что Путилину-Хоффман осудят за организацию убийства строителя Дьячкова, вряд ли вызывает сомнение. Однако очень важно, чтобы она подробно рассказала в своих показаниях о подельниках среди столичных чиновников, банковских служащих и покровителях в силовых структурах. Многие из последних с успехом прошли переаттестацию и продолжают «честно» служить Родине. И второе: необходимо вернуть квартиру Николаю Королеву!

P.S. Вчера в ОВД г. Дзержинска приехал хозяин того самого кафе, где взяли Путилину-Хоффман, и пожаловался на разбитую посуду и неоплаченный счет в сумме 1,5 тысячи рублей. Обращаюсь к ресторатору: свяжитесь со мной — я оплачу ваши убытки.

Автор: Сергей Канев

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/inquests/49172.html

Беслан...

Рейтинг@Mail.ru

Сноб.

Маша Гессен: 
Что мы знаем о Беслане

Каждый год 1 сентября директор школы, в которой учатся мои дети, объявляет минуту молчания в память о Беслане. Кажется, он, если не единственный, то один из очень немногих директоров, кто так поступает. Спасибо ему: в эту минуту молчания я подумала, что надо бы вспомнить, что нам известно о трагедии семилетней давности

Фото: Corbis/Fotosa.ru
Фото: Corbis/Fotosa.ru
+T-

Как по крайней мере половина России, я услышала о захвате школы в Беслане по радио, в машине, по дороге на работу: я ехала с торжественной линейки в школе, куда мой сын в тот день пошел в первый класс. До этого мы год прожили в Америке, где я занималась повышением своей профессиональной квалификации — тогда, через пару лет после 11 сентября, это означало почти исключительно изучение терроризма: абсолютное большинство моих одногруппников так или иначе пытались проникнуть глубже в эту тему. В частности, я прослушала курс Луизы Ричардсон, подробно разбиравшей огромное количество террористических «кейсов». Поэтому, когда я приехала на работу и мы стали обсуждать, как будем писать о Беслане, я сказала: «Будет штурм. Штурм бывает всегда». И это правда: захват заложников террористами всегда заканчивается штурмом; истории известно одно исключение, и это Буденновск.

И все равно в это невозможно было поверить. А то, какой именно будет штурм — что танки, подошедшие вплотную к зданию школы, будут в нее стрелять, невозможно было вообразить. В это до сих пор трудно поверить, и это, видимо, одна из причин, по которым мы плохо помним, что именно произошло в Беслане: все помнят, что погибли дети, но мало кто помнит, что спустя месяцы был суд, что суд этот, поразительным образом, был открыт для публики, продолжался долгие месяцы, и позволил, на основании показаний свидетелей, воссоздать четкую хронологию того, что произошло в Беслане и закончилось убийством более трехсот человек семь лет назад.

1 сентября огромное количество журналистов ринулись в Беслан, где собственно и расположен главный аэропорт Северной Осетии, обслуживающий Владикавказ. Рейсы на Беслан были отменены, вслед за ними и рейсы в другие относительно близлежащие города, так что лететь приходилось через Ростов-на-Дону, оттуда более шестисот километров на машине. Но два самых известных на Кавказе русскоязычных журналиста так и не долетели до Ростова. Корреспондент Радио «Свобода» Андрей Бабицкий был задержан в аэропорту «Внуково»: его якобы заподозрили в том, что у него в багаже взрывчатка; спустя несколько часов его отпустили, но вылететь на Кавказ он так и не смог. Анну Политковскую никто не задерживал, но она зарегистрировалась на три рейса, прежде чем смогла вылететь в Ростов. Перед вылетом она несколько раз говорила по телефону с Ахмедом Закаевым, представителем президента самопровозглашенной Чеченской республики Аслана Масхадова, и получила от него предварительное согласие на участие Масхадова в переговорах с террористами, даже в отсутствие гарантий безопасности для находившегося в розыске чеченского лидера. В самолете Политковская потеряла сознание; к тому времени как самолет приземлился, она впала в кому. Два дня спустя ее в тяжелом состоянии доставили в Москву, где врачи констатировали отравление неизвестным токсином, нанесшим тяжелейший вред почкам, печени и эндокринной системе.

В результате Беслан стал практически единственным крупным событием, связанным с Чечней, о котором Политковская почти не писала. Однако одна ее статья была поразительной: 28 августа 2006 года Политковская опубликовала в «Новой газете» выдержки из служебной переписки МВД, из которых следует, что человек, задержанный за 4 часа до захвата школы, предупредил о готовящемся теракте. Его предупреждение было проигнорировано; даже дополнительных мер предосторожности в День знаний в Беслане не было.

Во время кризиса в Беслане фактически действовали два разных оперативных штаба. Один подчинялся президенту Северной Осетии Александру Дзасохову, другой — ФСБ. Работа штабов не то что не была скоординированной: периодически между ними происходили столкновения. В первые часы кризиса террористы передали записку с номером мобильного телефона и списком из пяти человек, с которыми они хотели вступить в переговоры. В списке была фамилия Дзасохова. Но когда президент республики попытался пройти в школу, окружившие ее федеральные бойцы не позволили ему это сделать. Дзасохов продолжил попытки организовать переговоры: на второй день кризиса он связался с Закаевым и достиг с ним договоренности, которой днем раньше уже достигла Политковская: оставалось попытаться организовать проезд Масхадова на территорию республики, города и школы. Кроме того, Дзасохов организовал переговоры с участием бывшего президента Ингушетии Руслана Аушева. Тот вывел из школы двадцать шесть человек — женщин с грудными детьми. Он также вынес письмо, адресованное Владимиру Путину, и содержавшее список требований: независимость для Чечни, вывод войск, окончание военных действий.

Очевидно, что террористы были готовы к переговорам. В подобных случаях в большинстве стран кризис затягивается надолго — бывает, что на несколько недель, а бывает, что и больше чем на год: власти сначала договариваются о гуманных условиях содержания заложников, о поставках еды и питья для них, потом пытаются вызволить самых слабых и ненужных, потом других — берут, иными словами, террористов измором и одновременно готовят хорошо спланированный, максимально безопасный для заложников штурм. Но Москва отказывалась вступать в какие бы то ни было переговоры.

В час дня 3 сентября бойцы МЧС, в соответствии с соглашением, достигнутым накануне Аушевым, убрали с территории школы тела мужчин, убитых террористами в первые часы кризиса. Спустя несколько минут прозвучали два взрыва. К этому моменту большинство заложников находились в спортивном зале. Они были обезвожены — многие начали пить собственную мочу. Они знали, что помещение, буквально набитое людьми, заминировано: они видели, как террористы подвешивали взрывчатку. Два террориста постоянно держали ногу на педалях, соединенных с минами.

Но два взрыва, прозвучавшие с промежутком в считанные секунды, не имели никакого отношения к этим педалям. По свидетельствам очевидцев, они стали результатом двух выстрелов из гранатометов по спортивному залу. Иными словами, стреляли федералы. Выжившие заложники описывали «огненный шар», ворвавшийся в помещение, и огромную дыру, образовавшуюся в потолке. Начался пожар.

Террористы пытались спасти себя и заложников: часть заложников — тех, кто еще был способен передвигаться самостоятельно, — погнали из физкультурного зала в столовую. Тех, кто остался в зале, заставили встать в окнах, из которых уже повылетали стекла, и кричать русским солдатам, что они стреляют по заложникам, по женщинам и детям. Они и стреляли — из танков, минометов и огнеметов, все это с самого близкого расстояния. Многие из тех, кто погиб в спортивном зале, сгорели заживо. Местная милиция пыталась остановить стрельбу — кто-то из милиционеров, по свидетельствам очевидцев, чуть ли не кидался на танки. Стрельба продолжалась. Всего погибли 312 человек, включая десять бойцов ЦСН ФСБ, пытавшихся спасти заложников.

Это, в самых общих чертах, то, что мы знаем о Беслане семь лет спустя. Есть версия, что и сам теракт, и его трагическая развязка были частью заговора, как-то связанного с прозвучавшей десять дней спустя инициативой Путина об отмене выборов губернаторов. Я думаю, все гораздо хуже: это не заговор. это устройство нашей жизни и нашего государства. Оно таково, что повседневная неразбериха и пренебрежение человеком превращается в невообразимую жестокость.

 

Всего 3 комментария Показать все Комментировать

Родина... мать!

Liliana Loss 12:23 Сегодня Ссылка

Хорошо,  Маша,  написали.   Сразу  вспомнилось,  насколько    это   было  ужасно...   Даже  не  знала   о    странном    отравлении    Политковской    -      как,  оказывается,   Зло    многолико...     

Irina Mityushova 20:14 Сегодня Ссылка

Как страшно

Сайт «Snob.ru» — информационный русскоязычный портал проекта «Сноб», в формировании которого участвуют члены нашего клуба. Клуб «Сноб» — это сообщество самых ярких и активных представителей культуры Global Russians.

Редакция:
Tелефон: +7 (495) 785-65-85

Служба подписки и поддержки проекта «Сноб»:
Tелефоны: +7 (495) 544-22-00, +7 (800) 100-11-30 (бесплатный звонок из всех городов России)

© 2008–2011 ООО «Сноб Медиа». Все права защищены.





Powered by ScribeFire.